Дмитрий Николаевич Киршин

писатель, учёный, общественный деятель

Где опубликовано

Стихотворение не публиковалось, относится к раннему периоду творчества.

Заложником раба и властелина
Явился в мир, где правят голод и талмуды.
Откуда мне известна гильотина?
Я там живу со дня рождения Иуды.

Гонителям моим давно обещан рай.
Встревоженные злом, сердца пустились вскачь.
«Злодея умертвить», – перевожу я лай.
Ты убедил толпу, воинственный палач, –
Приступай!

Воспрянули гурманы-изуверы,
И взвился падальщик из тёмного провала…
Забота: насыщение Химеры –
Подайте что-нибудь из пищи каннибала!

Бесчестие и страх у деспота в чести.
Величественный суд услужливо незряч.
Правитель разрешил до мифа снизойти:
Ты приготовил речь, глумящийся палач?!
Возвести!

Затихшие ничтожества внимают
Цепными псами, охраняющими цепи.
Наёмные пророки процветают…
Могильным камнем плотно вымощены степи.

Влачатся по земле, живому вопреки,
Потомки скакунов, похожие на кляч…
Прославленный за то, что Смерть кормил с руки,
Ты заточил топор, заботливый палач, –
Рассеки!

Покончено. Безликие – ликуют
И возвращаются в убежища сырые.
Тираны и лакеи торжествуют!..
Назавтра – гибель. А сегодня – эйфория!

Покинув полумрак, воскресну впереди…
Но демон вдохновил комедиантский плач!
Размоют мой порыв забвения дожди.
Ты мне слагаешь гимн, талантливый палач?!
Пощади…