Дмитрий Николаевич Киршин

писатель, учёный, общественный деятель

10 декабря 2014 года.

Заседание № 278 секции поэзии РМСП в концертном зале Санкт-Петербургского Мемориального музея-квартиры Н.А. Римского-Корсакова.

Ведущий заседания – Е.П. Раевский.
Присутствовало 68 человек.

Президент АРСИИ им. Г.Р. Державина Е.П. Раевский вручил председателю секции поэзии РМСП Д.Н. Киршину диплом доктора искусствоведения.

В обсуждении творчества Дмитрия Киршина приняли участие члены РМСП Татьяна Крыжановская, Лидия Соловей, Галина Тычина, Александр Богданович, Валентина Федорова, Сергей Волгин, Татьяна Данькова, Анатолий Назиров, Дарья Петрова, Вера Кулемина, Елена Покровская, Марина Ермошкина, Кира Альтерман, Александр Бестужев, Елена Сакс, Ирина Богородицкая, Евгений Раевский, два гостя секции поэзии, всего – 19 человек.

Дмитрий КИРШИН
(Санкт-Петербург, буклет № 1)


*  *  *

Власть предержащих логика ясна мне,
Любви народной скаредных рантье, –
Когда мечтают отразиться в камне
Иль монумента бронзовом литье.

Иные держат перья наготове,
У вдохновенья в вечных батраках, –
Когда стремятся отразиться в слове
И прозвучать на многих языках.

Но мне богатство солнечного ситца
Стократ милей, чем славы западня,
Пока надеюсь чудом отразиться
В глазах любимой, любящей меня.

*  *  *

Целовать бы тебя, целовать, целовать бы! –
Замечтался, тайком за тобой наблюдая…
Расплескались в садах соловьиные свадьбы,
Снова в мыслях грешу и во снах обладаю.

Стужей северной сердце подолгу томится,
Но не вечна зимы белоснежная схима.
Манит пряным нектаром душа-медуница,
И влюблённость моя лишь тобой утолима.

Свежей вешней мелодией чувства объяты –
Благодатью надмирною, страстью земною.
Я без боя пленён, покорён без возврата…
Согласишься ли быть зацелованной мною?

*  *  *

Я вне себя, когда я вне тебя!.. –
Не погружён в неровное дыханье
И не сминаю платья колыханье,
Покой и сон безудержно губя.

Я вне тебя на грани – сам не свой.
Отчаянно стремлюсь, теряя память,
Соединиться взглядами, губами,
В тебя войти, как в омут с головой.

Наш танец – откровенный диалог,
Пьянящий вальс и чувственная сальса…
В который раз напрасно я поклялся
Не думать о тебе двенадцать строк.

Порывами заласканную ночь
Спросонья в полдень нам не превозмочь.

*  *  *

Наша встреча едва ли
Больше часа продлится…
Мы в метро целовались,
Невзирая на лица.

Ну а лица напротив
Недовольно мертвели:
Мол, приличные вроде,
Не юнцы, в самом деле.

До глубин уязвлённый,
Люд сидел чинным рядом
И смотрел на влюблённых
Обсуждающим взглядом.

*  *  *

Потерян я – и ты виной тому!
Страстей и дум не выплеснуть избыток.
Тобою сердце к счастью ли разбито?
Покорена? играешь? – не пойму.

Щемящей полнолунною порой
С тобой мы одинаково ль бессонны?
В душе теснятся упований сонмы,
Смущая чувства словно бы впервой.

Взаимный плен, Господь, благослови,
Небесной волей укроти смятенье!..
Отрадней в мире нет приобретенья –
Быть навсегда потерянным в любви.

Ожидание

Две ночи разделяют нас
И день, что пасмурнее ночи…
Вечерний дождь во тьме увяз,
Оставив россыпь многоточий.

Мы скоро свидимся?.. – Бог весть,
Что нам начертано на завтра…
Как письмена любви прочесть
Без вдохновенья и азарта?

Две ночи пролегли в душе,
Тревожа сердце смутной дрожью.
Давно смеркается уже
Над равнодушным бездорожьем.

Как навсегда не сгинуть здесь –
В плену осенней влажной грусти?..
Мы скоро свидимся! – Бог есть,
Он расставанья не попустит!..

*  *  *

Ворвался в мир осенний листобой,
Глаза небес тускнеют и дождятся…
Мы ждали век – нам выпало дождаться.
Счастливый миг удержим ли с тобой?

Пусть нашим судьбам зябко на ветру,
Пусть наши судьи знают все улики,
Лучимся мы в доверчивой улыбке,
Не затевая тайную игру.

Не задевая прошлых неудач,
В бессонных встречах ищем обновленье.
Так просветлённы душ прикосновенья!
Дыханий шёпот – внятен и горяч!..

К вершинам чувств осилим ли маршрут?
Сердца в любви друг другу не соврут.

*  *  *

О, ты умеешь красть мужчин!
Распутно-нежная чертовка –
Так обволакиваешь ловко,
Что для спасенья нет причин.

Как будто сам идёшь ко дну,
И образумиться нет мочи,
И неотступно видеть хочешь
Тебя одну – тебя одну!..

Превозмогу твою напасть! –
Сама в силки впорхнёшь рисково.
В плену моём крепки засовы –
О, я умею женщин красть!

*  *  *

Всем существом бессонно полоня,
Лучом любви из утренней вселенной
Живительно, светло, проникновенно
В какую даль ты смотришь сквозь меня?

Душа к душе – дыханием близки,
Судьба к судьбе – над бездною кружится.
Пускай непросто сердцу обнажиться
И рассекретить чувства тайники –

Откройся мне, отказа не стерплю!
Тебя читать – нет книги интересней!..
Вновь на молчанье я отвечу песней,
Но в красноречье взглядам уступлю.

Когда слова и мысли невпопад –
Глаза и губы ясно говорят.

Другой мужчина

Грешно судить в прозренье позднем
Жизнь вертопраха,
Когда надежда рухнет оземь
Замёрзшей птахой.

Когда жена уйдёт, как сгинет –
Нежданно, молча, –
Обступит мыслями нагими
Тоска по-волчьи.

Теряю силы в хищном круге
«За что?!.» да «если!..».
Померкли за полночь хоругви
Священной мести.

Друзья навязчиво постыли,
Враги – тем паче.
Ни Ярославны, ни Путивля,
Иссохли плачи.

Того гляди – забудусь вовсе
Похмельем краха,
Когда душа взовьётся в осень
Продрогшей птахой.

*  *  *

Сонный сад золотого налива
За окном обмирает впотьмах.
Осыпаются дни торопливо,
Как секунды в песочных часах.

Обручённый с тобою когда-то,
Одиночеству горько учусь.
Не сыграть вдохновенья токкату
На органе расстроенных чувств.

Ни порыва, ни мысли крамольной,
Безлюбовье – сердец немота…
Твой портрет –
собеседник безмолвный –
Улыбается краешком рта.

Отголосок взаимного смеха
Понапрасну храню за стеклом:
Здешних мест безответное эхо
Застывает в янтарном былом.

Так возвышенно и сиротливо
Ждут шагов покаянных твоих
Сонный сад золотого налива,
Остывающий дом для двоих.

*  *  *

Дней остывающее крошево
Пейзаж январский пишет набело…
Я не всегда была из прошлого,
Фата цвела весенней яблоней.

Взаимной тайны счастье минуло,
Холодный мир признанья выслушал…
Женой не плакала немилою –
Бессонный ветер чувства высушил.

Судьбой заштопаны-доношены
Мои наряды подвенечные.
Не величаюсь одинёшенькой,
Жаль, клятвы вечные – невечные.

Надежда за двойными ставнями
Порой вечерней зябко теплится…
Не по душе печать оставленной,
Да всё не слюбится, не стерпится.

Любовь

Вроде слово земное,
а точно заклятье от бед,
Половодье признаний –
весенних венчаний предтеча…
Не внимайте влюблённым,
их шёпот – горячечный бред,
Уловимо едва ли
значение сбивчивой речи.

Вроде губы земные,
а словно бы ангел уста
Отворяет незримо,
готовый пролить песнопенье…
В предрассветном саду
непорочна о счастье мечта –
Где жасминовый сон,
дерзновенной сирени кипенье.

Вроде встреча земная,
а будто на небе седьмом
Души пьют благодать,
осенённые знаменьем крестным…
Только жарким дыханьем
продрогшие судьбы сомкнём,
Только памятью чувства
за гранью лазурной воскреснем.

Публикуется по буклету: «Заседание № 278 секции поэзии РМСП. Дмитрий Киршин. СПб., 2014». Составление и компьютерное оформление буклета – автор

Заседание № 277 <Все заседания> Буклет № 2 Д. Киршина