Дмитрий Николаевич Киршин

писатель, учёный, общественный деятель

30 сентября 1999 года.

Заседание № 2 секции поэзии РМСП в конференц-зале Реальной школы № 1 (Санкт-Петербург).

Ведущий заседания – Д.Н. Киршин.
Присутствовало 18 человек.

На заседании выступили также Валентин Варес и Николай Михин со стихами из своих новых книг.

В обсуждении творчества Дмитрия Киршина приняли участие члены РМСП Александр Давыдов, Станислав Буров, Николай Михин, Валентин Варес, Адриан Протопопов, Евгений Раевский, 1 гость секции поэзии, всего – 7 человек.

Дмитрий КИРШИН
(Санкт-Петербург)


Родина

Открыта гибельным ветрам,
Объята верой и борьбой,
Ты, словно в бой, идёшь во храм!..
И как во храм – стремишься в бой!

Славянке

…Жизнь кончена!
Рассыпались оковы
Страдания, неверия, борьбы…
Пишу к тебе –
надеюсь,
плачу снова
В последний час отмеренной судьбы!..

В моём письме – молитва о гонимых,
Страх тишины, отчаянье дорог,
Тревожный рокот лет невозвратимых,
Прозрение и горький эпилог.

Мой крест –
разлукой сердце преисполнить,
Тоской глушить нетленное «Люблю»,
Не чувствовать, не ждать,
а только – помнить,
От боли забываться во хмелю…

Несбыточно святое обещанье
Вернуться –
не кори и не зови!
Я умер от безмерности прощаний…
А мёртвые не пишут о любви.

Предчувствие

«…Чёрной стаи несметная рать,
Чёрных мыслей незримый судья…»
«Полно, Цезарь, тебе ль умирать?!
Стражи неба – охрана твоя!
Верно войско, послушен сенат,
Римлян битвы великие ждут…
Уж не птицы ль героя страшат?»
«То не птицы –
то вороны, Брут».

*  *  *

Здесь и вера – во зло,
Здесь и правде не рады!..
Пламя в души вошло:
То костёр, то лампада;

Что ни разум – протест,
Лишь убогому – благо;
Тут страдания крест
И разгульная брага;

Слов магический свет,
Тьмы безжалостный росчерк…
Каждый пятый – поэт,
Каждый третий – доносчик.

Так властительна плеть
И желанна безвестность!..
Здесь легко умереть
Без надежды воскреснуть.

*  *  *

«Я слышал, пастырь, ты почти не рад
Свершившейся победе над ордою:
Не осенил торжественный парад
И пир героев окрестил бедою.

Святой отец, скажи при войске мне:
Кто в прах поверг безбожного соседа?!»
«Мой князь, нет победителей в войне,
А есть лишь те, кто празднует победу».

«К чему твои лукавые слова –
Ужель напрасны отданные жизни?!
Их именами полнится молва,
Их подвиг – слава веры и отчизны!

Вернувшиеся гордые сыны
Воздвигнут храм, сияющий во мраке!»
«Мой князь, нет возвратившихся с войны:
Здесь – лишь тела,
а души их – в атаке».

«Ты лжёшь! И будешь проклят и гоним!
В твоих молитвах, с истиной не дружных,
Кто заслужил прощения пред Ним?!
Кого ты превозносишь?» –
«Безоружных».

*  *  *

На грани тишины и забытья
Лес холодеет, умолкают птицы,
Земля скорбит об участи жнивья…
Но в душах и в природе воцарится
Осенняя прозрачность бытия.

Даль явится и глубже, и ясней…
С магическим мерцанием селений
Вольётся теплота живых огней –
И просияет радость озарений
Незримою звездой на склоне дней.

*  *  *

Ты можешь отбросить честь,
Ты можешь предать обет,
Сокрыть всеблагую весть,
Утратить душевный свет;

Ты можешь восславить ложь,
Любви нанести удар,
Смеясь, променять на грош
Таланта небесный дар;

Ты можешь во мгле руин
Не верить, не ждать, не сметь…
Но выбор вовек один:
Гармония –
или смерть.

Уход

Рассветный луг, не тронутый людьми,
Каким его запомнили детьми,
В душе возник видением случайным.
Волною полусонного тепла
На берег утра вынесена мгла,
Искрится мир, пронизанный лучами…

Минувшее отрадней и ясней
Грядущей череды прощальных дней…
Должно быть, старость волю охватила:
И мог бы жить – да жаждать не могу…

Лишь там, на зачарованном лугу,
Беспечно мчусь, исполнен юной силы,
Цветы поют восшествие зари!..
Но ближе, ближе, ближе косари…

Матери

Последним из земных желаний,
Прощальной из живых наград –
Твой ясный и глубокий взгляд
Я попрошу…
Без содроганий
Предстану Вечному Суду,
Где страшно нищим и пророкам,
Куда в смятении высоком
По краю пропасти бреду…
Лампада сердца догорает,
Слабеют нити бренных пут…

Поэты долго не живут –
Поэты долго умирают.

*  *  *

Я Иван, да только вот не дурак –
Обзавёлся горьким поздним умом…
Был я светлым – погрузился во мрак,
Душу вычернил в раздумье немом.

Был счастливым – нынче радости нет,
Вешний путь позаметали снега.
…Мне бы заново родиться на свет,
Гнать в ночное лошадей на луга!..

Мне бы девицу найти-полюбить,
Силой, удалью играть козырной…
Посох бедности о камень разбить –
С добрым сердцем воротиться домой.

Жил бы звонче и вольней гусляра…
Да забыться не могу до утра –
Окаянная вселилась тоска…
Жаль, не вышло из меня дурака.

Весне священной

Сковали льды поток минувших лет,
Век облачился в белые одежды –
Из проруби зачерпываю свет…
Из памяти я черпаю надежду.

Пусть холодна и смутна глубина,
И русло дней утеряно до срока, –
Река судьбы промёрзла не до дна,
Душа вернётся к Божьему истоку!

*  *  *

Трагический актёр на роль Христа…
Среди людей возможно ли найти
Того, в ком неземная чистота
И озаренье Млечного Пути?!

В ком демон не оставил тёмный след
Сомнений, злобы, алчности?..
И в ком
Парадный голос воинских побед
Не пробуждает варвара тайком?

И лучшие актёры наших дней
Убожества не спрячут своего:
Великое – что может быть смешней
Пред истинным величием Его?!

В Христе триумф, и мера, и Завет.
Сын Божий вечно милостив и свят.
Дерзни же, лицедей!
Играй!
Но – нет:
Опять Пилат,
ещё один Пилат…

Предзимнее расставание

Дней золотые лепестки
Осыпались…
В тиши перрона
Ещё коснусь твоей руки,
Но сердце юное не трону.

Я в запоздалый звездопад
Мольбой покоя не нарушу
И не найду дорогу в сад,
Где ангел ожидает душу.

Странник

Мне суждено, печаль вбирая,
Тропой любви идти по краю –
С мольбой за нищих и калек;
Идти, пока видна дорога,
От Бога – сквозь сиротство – к Богу,
Из дома в дом, из века в век…

Публикуется по буклету: «Заседание № 2 секции поэзии РМСП. Дмитрий Киршин. СПб., 1999». Составление и компьютерное оформление буклета – Д.Н. Киршин

Заседание № 1 <Все заседания> Заседание № 3